Пятница
19.10.2018
02:27
...

СП "Сейм"

Утерянный остров Мейс

 

 

 

Поиски утерянного 

острова Мейс.

 

 


 

Впервые историю об острове Мейс я услышал в 2012 году от рыбака, с которым судьба свела  неподалеку села Камень.  Это был  рыбачивший с берега дед.  Мы подошли к нему и начали разговор о мельнице, что стояла в устье реки Клевен. Клевен   впадает в Сейм.

Старик рассказывал долго и подробно, явно смакуя свои воспоминания.  Картины былых времен грели деду душу. Чувствовалось, как его, периодически,  с головой накрывало волной гордости за свою молодость.  Разговор наш плавно перешел на воспоминания о реке и рыбе в ней.  Ежегодное падение уровня воды, браконьеры с электроудочкам - все это напрямую влияет на количество рыбы в реке. И тут дед нам поведал:   "Не то, что ранише, река широка… да така быстра, что не всяк смел переплыть.  А скоку народу река забрала и малых и бильших - счету нема.  Помница, ще прадед мий розказував, що по весни, як тильки вода луг залле - рыбаки ходили до острова Мейс.  Там баба каменна була. Подносили ей ризне явство, дабы не брала до себе рыбаков  та прочого люду".  История про "каменную бабу" нас сразу заинтересовала. Но каких либо подробностей дед вспомнить не смог. Что за баба?  Где остров? Все вопросы остались без ответа.

       Продолжая наши путешествия по Сейму втечение последующих 2 лет, мы не встречали людей, кто мог бы пролить свет на интересующие нас вопросы. И только в августе 2014 года мы встретили рыбака ( тоже довольно преклонного возраста), который слышал от старших про "каменную бабу". "Да про бабу слышал,- поведал рыбак - була ранише десь така баба, но про остров не помню такого. А бабу ту деды Течией звали. Дуже боялись про нее худо говорить, бо забрать могла. Була она десь биля Хижков, кажись по ту сторону от хутора. Потим пропала, ще до революции.  Вот деды и болтали, - то там ее видели, то там. Страху друг на друга наганяли."

      Летом 2015 года наши поиски были сосредоточенны на селе Хижки.  Мы обращались с вопросами ко всем старожилам села. Но никаких следов искомого объекта  не нашли.  Самые давние воспоминания касались революции и ближайшим к ней годам. Казалось, что наши поиски зашли в тупик.  Мы на какое то время прекратили свои попытки что- либо узнать.

    В конце сентября, мои киевские друзья, которые живо интересовались нашими расследованиями, предложили новый подход к проблеме  и сами активно включились в поиск.  Идея была в том, что в начале прошлого века в виду экономических и политических проблем,  большое количество людей ( в основном  образованных ) иммигрировали в другие страны.  Попытка разыскать их могла бы дать новую пищу для поиска. Ведь эти люди очень бережно относятся к воспоминаниям о своей родине. Ребята разослали письма в украинские диаспоры разных стран, с просьбой помочь найти людей из интересующей нас местности.  И начали увлекательную переписку, которая уже в конце ноября начала давать конкретные результаты.  Еще двое человек подтвердили, что помнили рассказы своих отцов и дедов об острове, но подробностей не помнят. А 3 декабря удача громко крикнула нам "Бинго".  Мне переслали ответ от некого  Лукаса Затулина (Lucas Zatulin) из Брандона провинция Манитоба в  Канаде. В 1893 году прадед Лукаса Тарас Затулин в возрасте 11 лет перебрался с родителями в Канаду, а родом они были из  Хижков.  В 1924 году он ( Тарас ) написал статью в местную канадскую газету под названием -"Магия земли моего детства".  Лукас сообщил, что дед очень гордился, тем, что газета согласилась напечатать его воспоминания о далекой родине. И в этой статье действительно было упоминание об острове Мейс и статуе женщины. А также была пересказана легенда, связанная с этой статуей, услышанная Тарасом от его деда.  Он  пообещал найти в архиве газету с  этой статьей и переслать нам.     

      За окном вечер 22 января 2016 год… Пришла такая желанная весточка из Канады.  Лукас написал, что достать оригинал газеты со статьей деда не смог.  В архиве города этой газеты не оказалось. Тогда он решил, как нам написал - еще раз пересмотреть весь подвал дома. Лукас искал прадедовские черновики.  Но результата эти поиски тоже не дали. Было ощущение, что это тупик.  Но в процесс вмешалась женщина – жена Лукаса.   Миа, поинтересовавшись, что именно, двое суток ищет муж, посоветовала посмотреть в старом фотоальбоме и, как оказалось, она была права.  Записей там не было, но  в альбоме сохранились два рисунка - иллюстрации к искомой статье в газете. Более того, бабушка Лукаса несколько раз рассказывала ей о прадеде (Тарасе) и его родину, а Миа, как будущая невестка, очень хорошо слушала и запоминала. Прошедшие года, правда стерли названия и имена, но суть была такова:

    … Такой далекий, скрытый океанам и морями, полями и горами, странами и пустошью  уголок мира, был удивительно красив, неповторим и таинственен. Люди и природа- вот те два алмаза, что украшали деяния Бога. Все это порождало легенды и мифы.

          Микола был мастером на все руки, а руки эти были золотыми.  За что бы не брался- все получалось, любая работа спорилась.  Любили Миколу на хуторе все, а особенно его невеста Ганнуся. Красивая, стройная, добрая и скромная девушка, прекрасная хозяйка и помощница будущему мужу.  Микола брался за любую работу, чтоб справить такую желанную свадьбу. Так по весне собрался он на соседний хутор, куда его звали всю зиму, мастерить да ремонтировать. Пообещал он своей Ганнусе, что обернется за три дня - сел в лодку и поплыл вниз по реке.  Река весной, только после ледохода, разлилась, стала такой широкой, что и берегов не видно. Вот ходит девушка к реке встречать жениха… Три дня… Потом еще три дня, а его все нет. Спрашивает всех рыбаков, всех охотников, не видел ли кто или не слышал ли кто про Миколу.  Нет! Не видели, не слышали. И села она на  седьмой день в лодку, и отправилась искать своего Миколу. А на восьмой день вернулся Микола с заработков. Узнал, что Ганнуся  его искать отправилась, бросился ей вслед. До только не видел никто больше Ганнусю, пропала она, пока искала своего любимого. Вернулся Микола  на хутор . Только пустую лодку и нашел....  Горем убитый, целый год маялся- не мог себе ладу дать. Все на хуторе напоминало ему о ней и о том прекрасном времени, когда они были вместе.  И решил Микола уехать в город… Только в память о своей любимой, сделал он из песка и воды скульптуру, да поставил на острове, что был напротив хутора.